ФЭНДОМ


Долгая дорога
Saren road

Сезон

первый

Номер

20

Сценарист

Винни Б. Старк

Центральные персонажи

Сарен и все-все-все

В эпизоде «Долгая дорога» в «Улье» наступает временное затишье, поэтому все наконец могут позволить себе отвлечься на праздник, устроенный Шеймусом в честь самого себя. И только Сарен, подводя итог событиям последних месяцев, стоит в стороне.

СинопсисПравить

Когда одним особенно мирным вечером в окна базы беззвучно бьются редкие снежинки, а перед створками балконной двери наметает целый сугроб, Сарен невольно вспоминает слова Миралы, сказанные полгода назад: «Мне иногда кажется, что во всем мире не осталось ничего, кроме этого снега. Что он никогда не кончится — так и будет идти, идти, пока не засыпет меня, и тебя, и всех» («Сквозь тернии»). Единственными ниточками, связывающими Сарена с внешним миром, остаются полный военных сводок экстранет да разговоры с семьей — но за мгновение до того, как гаснет экран его инструметрона, взгляд внимательного зрителя успевает выхватить фразу из письма дяди Скорсуса: «...мне больше не племянник!»

В тот день Шеймус, вдохновленный примером Нерис («Глаз урагана»), решает устроить на базе «Рождество Шеймуса». С настоящим Рождеством, что отмечают на далекой Земле, оно имеет мало общего, однако благодаря членам «Улья» праздник превращается в попурри из обычаев и традиций разных культур, повод на время забыть о страшных вестях с фронта, посмеяться и лучше узнать друг друга. Сарен, уступив свою роль короля вечеринок Шеймусу, теряется на фоне общего веселья, а его попытки вызвать Игнатиуса и Чатку на разговор заканчиваются ничем. К концу эпизода ни зрители, ни герои сериала по-прежнему не знают, что творится у Сарена на душе.

ЦитатыПравить

Зои. Полагаю, от меня было бы больше толку, если бы я знала, что именно мы празднуем.
Шеймус (поправляя красный шарф, повязанный на голове на манер банданы). Рождество, само собой.
Зои. Не хочу вставлять палки в колеса вашей инициативы, сэр, но на Земле сейчас август.
Шеймус. Рождество Шеймуса можно отмечать в любой день любого месяца, офицер.

~ ~ ~

Петр Михайлович. Ишь! Развели тут. Харпер, к вашем без того шизофреническим наклонностям добавилась еще и мания величия?
Шеймус. Когда я был маленьким, сэр, то хотел стать царем. Потом президентом. И богом. Потом снова царем.
Петр Михайлович. А-а. Молитвы для собственного культа еще не придумали?
Шеймус. Как раз ищу небанальную рифму к слову «прекрасный».

КомментарииПравить

Сарена, по правде, жалко, да только в своих бедах по крайней мере наполовину виноват он сам. Ему бы собраться да сделать первый шаг навстречу Игнатиусу или тому же Чатке — никто бы его не оттолкнул, никто бы не прогнал. А уж Ди, с которой Сарена связывает, кроме общего места службы, только утренний кофе, лучше прочих вправила бы ему мозги. Так ведь нет, Сарен топчется на пороге, как бедный родственник, намекая всем своим видом, что его нечто тревожит, и ждет, когда к нему участливо подойдут и спросят, в чем дело.
 

Интересные фактыПравить

  • Согласно опросу, проводившемуся в течение месяца на официальном сайте сериала, «Долгая дорога» считается самым смешным эпизодом первого сезона.
  • Также этот эпизод — первый и единственный, в котором Петр Михайлович выступает в роли повара. Название блюда нигде не упоминается, но кастрюлю салата сложно с чем-либо спутать; адмирал строгает «Оливье».
  • Когда Ди поет под аккомпанемент гитары Шеймуса, все присутствующие отключают свои переводчики, чтобы послушать кварианский язык. В итоге слова песни, кроме Ди, понимает только Вита — да еще Сарен, отмежевавшийся от коллектива и стоящий в коридоре неподалеку.
  • Шеймус по земной традиции предлагает сыграть в бутылочку, но рад его инициативе, похоже, один только Саймон.
  • Мак Хадсон, рецензент The New York Times, сравнил «Долгую дорогу» с лимонной карамелькой: «снаружи сахарно и сладко, а как раскусишь — горечь на языке невозможная».
  • В конце праздника, когда все убирают посуду и расходятся по своим комнатам, Петр Михайлович закрывает за собой дверь с неожиданно нежными словами: «Спокойной ночи, элитные бойцы и спасители Галактики». Это отсылка к роману «Правила Дома сидра» Джона Ирвинга; один из его героев, доктор Керн, всегда провожал своих воспитанников-сирот ко сну, говоря им: «Спокойной ночи, принцы Мэйна и короли Новой Англии».

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.