ФЭНДОМ


«Лабиринт»
Labyrinth title

Сезон

второй

Номер

10

Сценарист

Джина Кренберри

Центральные персонажи

Гога Борщевский, Сара Каттерфельд, Зои

«Лабиринт» — восьмая серия второго сезона. Ее сюжетная линия берет начало в  эпизоде первого сезона «Жатва», а заканчивается в «Нити Ариадны». Жестокие убийства снова бросают тень на размеренное существование Дуарской исправительной колонии, но на сей раз, как считает Сара Каттерфельд, кровавый след может вывести на преступника, ответственного за гибель множества тюремщиков и заключенных.

СинопсисПравить

В ненастные дни на Дуаре сложно провести границу между ночью и утром, поэтому Ферро, проснувшись в холодном поту, не сразу догадывается, что дурной сон пришел к ней на рассвете, за несколько часов до общей побудки. Пытаясь стряхнуть  остатки липкого кошмара, она босиком, в одной пижаме, пробирается на кухню, где, к своему удивлению, встречает спешно завтракающую Зои. Как становится ясно из их беседы, в исправительной колонии объявился загадочный убийца с таким же почерком, что у безумцев, с которыми Ферро и Саймону пришлось иметь дело полгода назад. На сей раз комендант, однако, категорично потребовала, чтобы для помощи в расследовании прислали не тех, у кого «молоко на губах не обсохло», как ей было угодно выразиться, а квалифицированных солдат Альянса. Поскольку Шеймус на задании, Зои собирается в путь одна.  

Сара молчалива и привлекает своими подчиненных к делу с большой неохотой: ей непозволительно обнаруживать бессилие перед людьми, которые должны испытывать к ней беспрекословное уважение. Малейшие сомнения могут породить среди служащих, а потом и среди заключенных панику, подобную той, что охватила колонию в прошлый раз. Поэтому майор, отослав остальных, лично вводит Зои в курс дела и показывает хранящие в морге обезображенные тела. Пытаясь найти ключи к разгадке, они неизбежно приходят к выводу, что обречены действовать вслепую: нет ни подозреваемых, ни свидетелей преступления, ни связи между жертвами. Поимка убийцы кажется практически невозможной. С уверенностью можно заключить лишь одно: на сей раз он действует в одиночку.

Казалось бы, завеса тайны должна рухнуть, когда обнаруживают следующего пострадавшего: немолодой заключенный, по счастливой случайности переживший нападение, может рассказать о приметах убийцы. Однако рана, по словам врача, смертельна. Сара, видящая, как сочится из нечастного жизнь, напрасно пытается вытрясти правду: он ускользает, так и не успев поведать подробности произошедшего.

Оставив майора улаживать в лазарете неизбежные формальности, Зои в одиночестве отправляется на место последнего убийства. Пробил комендантский час, и потому на улице она не встречает ни души, пока у заброшенного барака не обнаруживает нарушившего устав Гогу, уже знакомого зрителю по «Жатве». Растерянный и обескураженный,  он оправдывается тем, что хорошо знал убитого и не мог успокоиться, сидя взаперти. Оснований подозревать парнишку нет, поэтому Зои ограничивается тем, что просит Сару проверить алиби и отправляет Гогу восвояси.

Попытка найти улики снова заканчивается крахом: метель давно запорошила и кровь, и следы, которые могли остаться на снежном насте. Не зная, за какую ниточку ухватиться, Зои, так и не сумевшая отогреться чаем во время долгой, но бесплодной беседы в кабинете коменданта, снова ныряет в сплошную пелену снегопада: она надеется переговорить со своим новым знакомым и выяснить, что он знал о жертве.

Prisoners

Взволнованные чередой убийств, заключенные не спешат расходиться по камерам поздно вечером

В жилом корпусе царит мнимое спокойствие — повисшее в воздухе напряжение готово вылиться в панику. Зои пытается завести с Гогой доверительный разговор, расспрашивая об убитом, но он заметно нервничает, и скоро становится ясно, почему. В комнате, по-арестантски тесной комнате, находятся следы крови. Анализ показывает, что кровь принадлежит последнему из погибших, а при обыске у Гоги обнаруживается странное устройство, напоминающее громоздкий визор, подсоединенный к так называемому серому ящику — нейронному стимулятору памяти.

После этого молодой заключенный оказывается в застенках у майора Каттерфельд — та жестко берет подозреваемого в оборот и приступает к допросу. Впрочем, история, которую она надеется выведать, а если придется — и выпытать, зрителю отчасти уже известна.

Здесь надлежит сделать оговорку: поклонники, прочитав синопсис и увидев трейлер эпизода, надеялись, что «Улей» возьмет крен в сторону детектива. Этого, однако, не случилось. По словам Джины, она не хотела низводить сюжет серии до обычного расследования. Главная интрига серии не в том, кто убийца (на фигуру Натана, любовника Гоги, с самого начала указывается довольно ясно), а в том, почему произошли события «Жатвы», а затем и «Лабиринта», какой мотив движет этими двумя и какой цели служит загадочное устройство. Короткие, но напряженные, болезненные сцены между ними не оставляют сомнений: манипуляциями с серым ящиком Гога пытается вернуть Натану утраченную память. Почему он лишился воспоминаний? Каким образом попытка восстановить их влечет вспышки агрессии, ставшие причинами стольких смертей? На эти вопросы, мучающие зрителя, ответы неизвестны.

Когда Натан наконец совершает очередное убийство открыто и оказывается брошен в соседнюю камеру, завеса тайны, не дававшей покоя Зои и Саре, начинает приподниматься  — но всю правду они узнают только в «Нити Ариадны».    

ЦитатыПравить

Сара. И пришли уж сейчас — будь так добр — кого-нибудь опытного, кто в состоянии работать, не проламывая подозреваемым черепа. Ты ведь в прошлый раз крогана мне в пику отправил?
Петр Михайлович (смущенно). Кхм.
Сара. Старый ты ксенофоб.
Петр Михайлович (недовольно). Кто прошлое помянет, тому глаз вон.
Сара. А кто забудет, тому оба.

~ ~ ~

Гога. Мы должны остановиться. Я не могу…
(Натан, стоя так близко к нему, что их губы почти соприкасаются, без всякой нежности берет лицо любовника в ладони, и покрытые чужой кровью пальцы оставляют на щеке Гоги влажный след.)
Натан.
И всё — ради чего? Там, на изнанке... изнанке всего, кем я был... что ты надеялся найти? Только швы. Тени. Ночные кошмары. Нужно? Забирай! Забирай  — но целиком. Не смей отворачиваться от меня сейчас. Я твой, и они твои. Не смей, понял?

~ ~ ~

Сара. Я ждала худшего. С него сталось бы прислать ручного пыжака. Явились, однако, вы, лейтенант Скотт… Собранны. Неглупы. Что вы делаете в этой дыре, позвольте поинтересоваться?
Зои. А вы? Вам я могу задать тот же вопрос.
Сара. Очаровательно. Кофейку?

~ ~ ~

Шеймус (по коммуникатору, недовольно). Кайден отказывается со мной играть.
Зои. Не удивительно.
Шеймус. Очень даже удивительно. Убивать некого, в слова играть не с кем. Короче, скукота.
Зои. Сэр, я тут расследую убийство. Вы не могли бы найти другой способ себя развлечь? Если только не знаете слово, которым называется эта штука.
Шеймус. Какая, ну? (Получает снимок через инструментрон.) А, это. На какой помойке вы его нашли? Нейроманипулятор для синаптико-мнемотических транзакций, кто б мог подумать!
Зои. Вы это сочинили сейчас. Признавайтесь.
Шеймус. «Транзакций», офицер. Ваша буква — «Й».
Зои. Так не пойдет, сэр. Вы понятия не имеете, что это за дрянь.
Шеймус. Компостер для мозгов, Скотт. Действительно дрянь. Выбросите гадость.

Комментарии сценаристовПравить

Это очень старая история. Древняя сказка о чудовище, которое живет в лабиринте.
Минотавр, рожденный от греховной связи быка и царицы Пасифаи, собирает кровавую дань. Его беспомощные, отчаявшиеся жертвы блуждают по коридорам до тех пор, пока он не пожирает их. Как вы знаете, в мифе Ариадна дает своему возлюбленному Тесею клубок ниток, чтобы он победил отвратительное создание и с триумфом вернулся обратно.  
Модернизм, однако, велит нам смотреть на классические сюжеты под другим углом.
Что, если твой возлюбленный — чудовище, а не победитель чудовищ? Что, если Минотавр не только убийца, но и пленник, жертва своего собственного лабиринта?
Я видела, как съемочная группа читала сценарий. У людей менялись лица. Признаться, из-под моего пера не вышло серий более жестоких и беспощадных, чем «Лабиринт» и «Нить Ариадны». Тем не менее, я ни разу не слышала в адрес Гоги, сотворившего этот ужас и не остановившегося  ужасу вопреки, категоричного осуждения. Люди обычно скоры на расправу — тут они промолчали. То ли проявили уважение, то ли в себя заглянули, не знаю.
Гога пытается Натана из тьмы беспамятства вытащить на свет божий и вволакивает во тьму еще большую.  Зачем? Ради любви. Всё — ради нее. Это самая прекрасная и страшная вещь, которую я знаю о жизни: любовь — может — всё.
 

Интересные фактыПравить

  • Как рассказывают коллеги Джины, она не выходила из дома целых две недели, пока не писала сценарий «Лабиринта» и «Нити Ариадны» целиком. Это было, вероятно, самым долгим периодом отшельничества за всю ее жизнь. «Не утрируйте, — отмахнулась она впоследствии в ответ на вопрос журналиста. — Не отшельничество это никакое, могла бы и выходить. Просто, знаете, не так просто косметикой замаскировать следы слез».
  • Фамилии Натана и Гоги в сериале не упоминаются, однако Джина вскользь отметила, что Гога по фамилии — Борщевский, а по национальности — бурят. Фанаты недвусмысленно поинтересовались, с каких пор она занимается троллингом, но ответа не получили.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.