ФЭНДОМ


Монстры из Ида
Id

Сезон

первый

Номер

12

Сценарист

Винни Б. Старк

Центральные персонажи

примерно половина бравых жужелиц

В двенадцатой серии, названной «Монстры из Ида», подопечные Петра Михайловича принимают участие в короткой экспедиции на юг в надежде отыскать руины протеанской цивилизации, погребенные во льдах. Никто даже не подозревает, какие опасности подстерегают их на этом пути и как немилосердно минувшее к тем, кто осмеливается ворошить его.

СинопсисПравить

Археологи — возможно, счастливейшие из смертных, потому как всегда живут в ожидании чуда: древнего черепка, сохранившегося в толще породы, камня, обтесанного тысячи лет назад неумелой еще рукой. Свыкнувшись с тем, что Дуар ревностно хранит тайны дневних рас под наслоениями льда и снега, по которым можно вести счет столетиям (подобно тому, как по годичным кольцам дерева дендролог сосчитает его возраст), ученые «Геранона» едва верят свой удаче, когда артефакт, найденный Саймоном, оказывается картой.

Mako

Провалившись на нижний уровень города Ис, броневик «Мако» получил лишь пару царапин

В попытке отыскать отмеченные на ней места участники экспедиции разделяются. Помехи в радиоэфире, непогода и сгустившиеся сумерки довершают начатое, и к наступлению темноты члены «Улья», разбившиеся на две команды, окончательно теряют друг друга — и шаттл с учеными «Геранона» — в незнакомой местности. Пытаясь прорваться сквозь снежную завесу, Чатка выжимает педаль старенького «Мако», гаснет приборная панель, раздается звук обвала, и герои — Чатка, Саймон, Игнатиус и Ферро — приходят в себя под сводами чужих залов, в диковинном граде Ис. Его жители, непревзойденные инусаннон, тут же берут четверку в плен.

Гостей города Ис ожидает незавидная участь бойцов на арене, а перед схваткой не на жизнь, а на смерть каждому полагается последнее желание. Пока Саймон и Ферро в первый и последний раз проводят время наедине за романтическим ужином, а Чатка совершает прогулку по городу, пытаясь вызнать как можно больше о своих тюремщиках, Игнатиусу является прекрасная дева Дахут. Будучи не в состоянии выполнить его желание — повидаться с семьей, — Дахут дает ему золотой ключик, обещая болеть за турианца в грядущем бою.

Вопреки надежде Ферро проснуться и обнаружить, что путешествие в прошлое было лишь странным сном, поутру четверку ожидает арена амфитеатра, а противниками их оказываются Сарен, Шеймус, Зои и Ди, также попавшие в ловушку города Ис. Отказавшись сражаться друг с другом, члены «Улья» вынуждены вступить в яростный бой с биомеханическими монстрами на радость как инусаннон, так и телезрителям. Победу в схватке «Улью» приносит Ди, которая взломала защитные системы и оседлала самое опасное чудище, пока остальные «занимались глупостями».

Довольные зрелищем инусаннон позволяют героям мирно отправиться домой. Когда Шеймус, лихо описав по главной площади круг на «Мако», въезжает в портал, раздается знакомый героям звук горна; Игнатиус еще успевает увидеть, как Жнецы разбивают золотистый купол, служивший граду Ис небом, и башни рушатся под настиском снежной лавины.

Золотой ключик, подаренный «на счастье» девой Дахут, покачивается на его груди.

Проснувшись темным утром в своей комнате на базе «Улья», Сарен не может сомкнуть глаза, а потому идет на кухню готовить бодрящий напиток, где и встречает Ди. Из их скупого разговора становится ясно, что экспедиция официально ничего не обнаружила, а сами они не горят желанием обсуждать путешествие в прошлое.

ЦитатыПравить

Ферро. Интересно, что бы подумала твоя маменька, если бы нас увидела?
Саймон. Увидела, как мы ужинаем на балконе самой высокой башни в городе, которого не существует вот уже сто тысяч лет? Я сам-то не знаю, что тут сказать можно.
Ферро. Будем честны: ты никогда не знаешь, Саймон. Половину твоих мыслей до общественности худо-бедно доносит Сарен, а вторая для меня — большая загадка.
Саймон. Ну я не то чтобы... потому что... просто... Понимаешь ли...
Ферро (смеясь). Можешь сказать, что я красивая. Мир после этого не рухнет, уверяю.

~ ~ ~

Игнатиус. Прости. Ты напрасно ставила на меня. Боюсь, никого из нас нельзя назвать победителем.
Дахут. О нет. Победили вы все. Только награда твоя несладка, победитель.
Игнатиус. Мы возвращаемся домой, этого достаточно.
Дахут. Ты говорил, что инусаннон проиграют войну со Жнецами. За нами придут другие, но тоже погибнут: жатва сотрет их с лица вселенной, как тысячи цивилизаций до них. Я поставила на тебя, потому что тебе как воздух нужна была вера в победу, в то, что ты выиграешь хотя бы раз. Я видела это в твоих глазах. Мой город будет погребен в ледяной пустыне, мой народ ждет смерть. А что ждет тебя?
Игнатиус. Не понимаю, к чему ты клонишь.
Дахут. Оставайся со мной. Жнецы найдут нас еще не скоро; и я, и ты спокойно доживем в Исе свой век. Неужели ты хочешь провести остаток дней в битве, обреченной на поражение?
Игнатиус (пожимая плечами). Пока есть, за что сражаться.

Комментарии сценаристовПравить

Если вам когда-нибудь случалось припадать к истокам научной фантастики, вы найдете в этом эпизоде множество мелочей, милых вашему сердцу. Злые языки поговаривают, что Винни во время разработки сценария приходилось употреблять сильнодействующие психотропные вещества — но, поверьте, нет веществ более сильных, чем любовь к тем клише и штампам, которыми полнились космооперы на заре своего существования. Герои совершают абсолютно нереалистичный экскурс в прошлое и встречают там коварных пришельцев, обожающих наблюдать, как пленники сражаются друг против друга на арене; у Чатки на груди драматически рвется одежда; Игнатиус очарован прекрасной инопланетянкой Дахут, но вынужден оставить ее, потому что его зовут «огоньки в небе»... Некоторые наши поклонники, я знаю, склонны полагать, что события «Монстров из Ида» были только сном, навеянным разбитым в прошлой серии артефактом. Что за странную колыбельную она пропела им, эта загадочная сфера? Почему в «Улье» никогда не поднимают эту тему? Остался ли у Игнатиуса золотой ключик?

О, пожалуйста, не думайте, что я отвечу хоть на один из этих вопросов.

Было бы неловко расхваливать себя, но похвалить Винни не грех. Несмотря на штампы (или благодаря им), это одна из самых сильных и, вне всякого сомнения, самая лиричная серия «Улья». Инусаннон, населявшие Дуар сто тысяч лет назад, уже знают, что обречены, и прожигают жизнь, глядя, как убивают друг друга такие же обреченные, прибывшие из другого времени. На самом деле наши герои — всего лишь одни из многих. Ничто не предвещает победы, борьба со Жнецами безнадежна и горька. Некогда на звездное небо Дуара смотрела прекрасная дева Дахут, в конце сезона — скоро вы это увидите — точно так же смотрят на него Саймон и Ферро, Ди, Шеймус, Зои. Кто гарантирует, что через пятьдесят тысяч лет их место под звездами не займет кто-то другой? Дахут мертва вот уже сто тысяч лет, но время нелинейно, и в своем фрагменте вечности она дышит, чувствует, существует. Может быть, и наших героев давно нет на свете, а под звездами Дуара бродит дитя гораздо более поздней эпохи?

 

Интересные фактыПравить

  • «Монстры из Ида» — подпись, грубо нацарапанная на обелиске, найденном среди руин планеты Джунтор, что в туманности Армстронга. Столетия изучения едва ли приблизили ученых к пониманию того, что за древняя раса возвела эти ныне пустынные мегаполисы; фраза, высеченная на обратной стороне колонны, гласит: «Ступайте меж этих памятников и познайте наше величие».
  • Город Ис напоминает руины, расположенные на Иле, что неудивительно, ведь архитекторами в обоих случаях были инусаннон. Согласно Винни Б. Старку, он задумывал параллель Ид — Ил — Ис.
  • Ис (фр. Ys) — город, упоминающийся в бретонских преданиях. Одна из версий легенды гласит, что он был затоплен, когда королевская дочь Дахут выкрала золотой ключ, отпирающий плотину, чтобы открыть ворота своему возлюбленному.
  • Деву Дахут играет та же самая актриса, что и Виту'Мар вас Иденну, появляющуюся позже в эпизоде первого сезона «Элементы доверия».
  • В психоанализе Ид — одна из трех составляющих психики человека, олицетворяющая темную, недоступную часть личности, средоточие инстинктивных побуждений, либо сексуальных, либо агрессивных, стремящихся к немедленному удовлетворению.
  • Из разговоров на арене становится ясно, что Шеймус присоединился к Сарену в его стремлении закатить громкую вечеринку с прекрасными девами и выпивкой, а Ди вовсе отказалась от «предсмертного желания». Что выбрала Зои, неизвестно.
  • Биомеханический монстр, которого седлает Ди, чрезвычайно похож на Чужого из одноименного фильма Ридли Скотта, а прочие чудовища будто сошли с рисунков Х. Р. Гигера.
  • На протяжении всей серии за кадром периодически звучат отрывки поэмы «Затонувший город», написанной А. С. Байетт и зачитанной актером, озвучивающим Двести девятого:
Над затонувшим градом Ис
Провал озыбленный навис.
Туда, к блистающим зыбям
Собор вознёс свой шпиль, а там
Как в зеркале открылся вид:
Стремглав такой же шпиль висит.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.