ФЭНДОМ


Перевал
Pass

Сезон

первый

Номер

17

Сценарист

Винни Б. Старк

Центральные персонажи

Шеймус

В эпизоде «Перевал» Шеймус получает от старого товарища по оружию карту Дуара, где отмечена база «Цербера», и отправляется на опасную миссию, чтобы наконец поставить точку в истории из собственного прошлого.

СинопсисПравить

«С глаз долой, из сердца вон» — таким, должно быть, принципом руководствовались бюрократы Альянса, отправляя Шеймуса Харпера в далекий уголок Галактики, к Петру Михайловичу под крылышко. Не все, впрочем, забыли о мистере Хэнки: однажды предутреннюю тишину его комнаты нарушает звонок от бывшего сослуживца, а ныне Спектра Кайдана Аленко. Кайдан по старой памяти делится с Шеймусом информацией о том, что агент «Цербера» Сторнсон, на которого оба вели безуспешную охоту несколько лет назад, возможно, находится сейчас на Дуаре. Последние слова Аленко застают Шеймуса уже на пороге: схватив с полки красный шарф и шоколадные батончики, он покидает «Вавилон», не поставив никого в известность о своем отъезде.

Его, впрочем, поджидает разочарование: координаты, переданные Кайданом, в точности соответствуют расположению базы, на которой ранее держали и пытали бедную Миралу. Помещения выстужены, темны и пусты; внутри намело искрящиеся сугробы; Сторнсон, возможно, был походя убит Саймоном, даже не заметившим этого в пылу спасения сестры. Под запись размеренного, заботливого голоса Кайдана Аленко, призывающего к благоразумию, Шеймус швыряется мебелью в стены и выпускает обойму по чудом уцелевшим стеклам. Его выходка привлекает внимание неприятеля, и к тому моменту, как члены «Улья» приезжают к заброшенной базе в поисках Шеймуса, следы борьбы уже заметены вьюгой.

Пока Игнатиус и Зои пытаются восстановить картину произошедшего, а попытки Кайдана Аленко связаться с Петром Михайловичем терпят неудачу, Шеймус приходит в себя в бункере в компании двух оперативников «Цербера». Отправив их в мир иной, он надевает серебряную с желтым броню, закрывает непрозрачным забралом лицо — и отправляется на поиски ответов.

Оказывается, что там, в без малого ста метрах под смерзшейся поверхностью планеты, погребены останки протеанского Горна, вокруг которых день и ночь снуют ученые «Цербера».

Шеймуса, впрочем, это мало волнует. Пока он исследует лабиринт коридоров, прикидываясь «своим», память услужливо подкидывает ему картины из прошлого: миссию, которую он однажды координировал на пару с лейтенантом Аленко; собственного отца, работающего над изучением рахни под командованием офицера Сторнсона; мать и сестру, которых использовали в качестве инкубаторов для инопланетных личинок... И хотя сам факт того, что миссия имела место быть, не вызывает сомнений — Кайдан упоминает о ней в разговоре с Петром Михайловичем, — страшные сцены с участием сестры и матери, возможно, только привиделись Шеймусу, чье сознание все еще затуманено седативным.

В поисках выхода из бункера, полного врагов, и ловушки из собственных воспоминаний Шеймус раз за разом пытается связаться с «Ульем», но слышит лишь шум помех. В тот момент, когда он, отчаявшись выбраться, уже достает оружие, чтобы пойти напролом — и будь что будет, — в его наушниках раздается голос Зои.

ЦитатыПравить

Кайден Аленко. Есть вещи, которые надо просто отпустить, Шеймус. Ты солдат. Больной на голову и странный, но ты солдат.
Шеймус Харпер. Ты видел то же, что и я. Я видел, как тряслись твои руки. Ты, блядь, чуть не разрыдался. Хоть тут не строй из себя мистера Благоразумие!
Кайден Аленко. Боюсь представить, чем это все для тебя кончится.

~ ~ ~

Петр Михайлович (с нарастающим запалом). В последний раз я видел такое вопиющее нарушение субординации, когда капитан Шепард… Кхм. Не доведет это вас до добра, майор, помяните мое слово. Только до могилы. И Харперу вы отнюдь не одолжение сделали. В итоге один из лучших моих оперативников…
Кайден Аленко. Лучших? Приятно слышать, адмирал.
Петр Михайлович. Кхм.
Кайден Аленко. Не пропадет ваш лучший оперативник. Шеймус знает, что делает.
Петр Михайлович. Не уверен. Зато знаю, что сам сделал бы, выдайся такая возможность. Нашел бы я большой крепкий сук и всех бы вас, Спектров, на нем перевешал.

~ ~ ~

Шеймус Харпер (уходя из «Вавилона», себе под нос, нараспев). Однажды летним вечером я решил сбежать из дома.

КомментарииПравить

Первоначальный вариант сценария — и я говорю это, подвергаясь опасности быть линчеванным нашими суровыми фанатами — включал в себя красочную сцену сражения. Оканчивалось оно, понятно, тем, что подземная база вместе с Горном переходили под контроль «Улья», а в процессе наши герои проявляли себя со всяких положительных сторон.

Узнав, что сражение я вырезал, и лишь маленький его кусочек будет показан в следующей серии, Рейн меня чуть живьем не съел. Он, мол, написал уже такую шикарную батальную музыку! А я, удод, взял и все испортил.

 
Я приложил руку к созданию образа Шеймуса, это верно. Пожалуй, в него я вложился больше, чем в Барейла — мне до сих пор трудновато представить, как мыслят и ведут себя пришельцы, тем более такие необычные, как дреллы. Так вот, Шеймус — «Перевал» является центральным для него эпизодом в первом сезоне, поэтому сочинять музыку для него я начал сильно заранее, еще до того, как увидел сценарий. Я хотел отступить от синтетики и электроники немного дальше, чем обычно, и обойтись чуть ли не одними струнно-смычковыми — показать весь трепет, всю жизнь, которая бьется в этой истории с «Цербером». Господин Старк, однако, каким-то образом прознал про это и убрал/урезал некоторые ключевые сцены, при отсутствии которых терялась гармония, которую я строил для первоначального варианта саундтрека. Впрочем, вы все еще можете услышать одну из написанных композиций в эпизоде — в воспоминаниях Шеймуса, в тот момент, когда он говорит с отцом. Возможно, ее обособленность придала ей нужный акцент.

<...>

В итоге я нашелся, как ему [Старку] отомстить, и построил финальный вариант вокруг песен Coldplay! И, кстати, получилось не хуже — мне всегда хотелось больше видеть Шеймуса с гитарой, дать ему возможность сыграть что-то из Coldplay — это тоже находка. В закрывающей Violet Hill раскрывается вся тревожность, весь надрыв, тот нерв, которым пульсирует его история. А в текстовой динамике песен чувствуется, как потихоньку рвется наружу их с Зои непростая история. Версия Шеймуса, по крайней мере.

 

Интересные фактыПравить

  • Музыку, о которой говорит Винни, можно услышать в эпизоде «К звездам» (в той короткой сцене, когда кажется, что члены «Улья» вот-вот пойдут в наступление и одержат верх над оперативниками «Цербера»).
  • В сценарии эпизода, опубликованном онлайн в августе 2021, есть строки, отсылающие к роману «Облако Магеллана» польского фантаста Станислава Лема:
Что-то стучится в его сознание, зовет, просит, умоляет... Шеймус приходит в себя. Он слышит голос Зои. Когда Зои снова зовет его, Шеймус наконец-то убирает пистолет.

Камера начинает скользить вверх. На экране мелькают три уровня подземной базы «Цербера», но они сменяются темнотой: камера преодолевает то расстояние, что разделяет Шеймуса и Зои. Голос Зои все ближе. Мелькнув, уходит вниз синеватая поверхность Дуара, Зои превращается в маленькую точку на снегу; над горизонтом догорает закат, а на небе сияют холодным и ровным светом звезды.

  • Во время разговора с Аленко Шеймус наигрывает на гитаре (и напевает себе под нос) начало песни 'Til Kingdom Come британской рок-группы Coldplay; эта же песня в оригинальном исполнении звучит, когда показывают, как Шеймус покидает «Вавилон». Еще одна песня ColdplayViolet Hill — играет во время последней сцены эпизода.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.