ФЭНДОМ


Разоренное гнездо
Thresher-maw

Сезон

первый

Номер

9

Сценарист

Джина Кренберри

Центральные персонажи

Саймон, Сарен, Ферро

В эпизоде «Разоренное гнездо» Саймон узнает от Ферро о принятых на Тучанке ритуалах, через которые обязан пройти каждый взрослый кроган: так на его родине мужчины доказывают свою мощь и отвагу. В попытке понять, не забыл ли он свои корни, в компании лучшего друга и дамы сердца Саймон отправляется на поиски молотильщика.

СинопсисПравить

Со временем обитатели «Геранона» привыкают смотреть на членов «Улья» как на единственных защитников, способных держать в узде и «Цербер», и пиратов, если таковые показываются в округе. Обеспокоенные участившимися появлениями молотильщика, они первым делом просят защиты у адмирала Михайловича. Тот, впрочем, слишком обеспокоен ситуацией на куда более значимых фронтах, и пока он отделывается от просителей туманными обещаниями когда-нибудь отправить к гнезду отряд, дело в свои руки берут Саймон и Ферро. Сарен, уже оправившийся от ранения, нанесенного ему сотрудницей «Цербера» («Тень на стене»), не может остаться в стороне и садится за руль «Мако».

По словам Ферро, победа над молотильщиком — необходимый этап в становлении настоящего мужчины, и Саймон готов на все, чтобы продемонстрировать даме сердца свою истинно кроганскую природу. Сарен же не без удовольствия называет себя самым необычным в мире кранттом, хотя в бою он почти бесполезен: резкие движения еще причиняют ему боль, и он, улучив момент, незаметно от остальных распаковывает пачку обезболивающего.

Когда молотильщик выпрыгивает из-под земли, столбом взметнув снег и чуть было не перевернув броневик, Сарен принимает единственно верное решение: дает задний ход и начинает петлять, расстреливая зверя из пушки. После трудной и опасной битвы, из которой молотильщик выходит изрядно потрепанным, Саймон и Ферро решаются покинуть «Мако» и продолжить бой лицом к лицу, потому как истинный кроган должен убить противника из собственного оружия. Пока длится это почти первобытное в своей дикости сражение, Сарен вынужден справляться с чрезвычайной ситуацией в одиночку: кислота молотильщика, проев внешний корпус броневика, грозит повредить и его двигатель.

Спасая «Мако», Сарен чуть было не пропускает развязку битвы: Саймон, оставив позади Ферро, очертя голову бросается в холмы, чтобы прикончить зверя. Возвращается он победителем: молотильщик повержен, опасность больше не угрожает мирны поселенцам. Ферро на радостях целует своего героя в лоб, и лишь зрителю известно, что Саймон нашел в гнезде молотильщика не только красивую сферу, преподнесенную им Ферро как трофей, но и детеныша.

Не в силах бросить его на голодную смерть, он начинает подкармливать малыша, истощая продовольственные запасы «Улья».

ЦитатыПравить

Ферро. Как будто для того, чтобы победить эту тварь, нужно снаряжать весь «Улей»! На Тучанке каждый уважающий себя кроган вступает в схватку сперва со стаей варренов, потом с кликсенами, а напоследок приканчивает молотильщика.
Саймон. Извини, не могла бы ты уточнить... Вот что касается этих самых кликсенов...
Сарен. О духи, Саймон, ты молотильщика способен сразить одной только изысканностью манер.

~ ~ ~

Петр Михайлович. Пошел по отцовским стопам, значит. У нас в роду все дослуживались до адмиральского чина, правильно Сёма решил, не прогадал. Всё забываю, что он уже взрослый... Кажется, вернусь домой — и он с мячом навстречу бежит.
Мария Михайлович (суховато). И сколько раз ты возвращался, когда он был ребенком, дважды? Трижды? Нет больше никакого дома, Петя. Мы с тобой задолго до войны смотрели, как он ветшает, да проглядели. Теперь нам и терять-то нечего.

~ ~ ~

Ди. В детстве, когда у тебя еще нет скафандра, приходится торчать в изолированных зонах, чтобы не подцепить вирус. Мир оттуда кажется... маленьким.
Чатка. И стал он больше, когда ты покинула Флот? Мне, помню, казалось, что стоит лишь вырваться из границ Гегемонии – тут-то и заживу по-настоящему. И зажил, конечно, а потом сообразил...
Ди. Не сравнивай. Ты не рос в четырех стенах.

~ ~ ~

Нерис. Мама всегда говорила, что телевидение и экстранет окончательно запудрят мне голову, но пароли, которые она ставила, разнообразием не особо-то отличались, и я сутки напролет смотрела «Элиен синема» прямо с инструментрона, пока братья не наябедничали.
Ферро. Да ну, там одна романтическая белиберда шла.
Нерис. Кстати, раз уж ты заговорила…
Ферро. Ну, война Саймона с застенчивостью наверняка продлится дольше, чем со Жнецами. Не рассчитывай, дорогая, мы тебе бесплатное кино устраивать не собираемся. Ох, видела бы ты его лицо, когда он дарил мне ту штуку!..
Нерис (заинтересованно). Какую штуку?
Ферро (рассеянно шарит по карманам). Черт… Ну растяпа. Потеряла я ее, что ли?

Комментарии сценаристовПравить

Главная проблема Саймона, по его мнению, заключается в том, что он недостаточно кроган. Ферро помнит Тучанку куда лучше, чем он, ей не понаслышке знакомы традиции, обычаи и нравы его народа, которые сам он черпал исключительно из экстранет-энциклопедий, да и то без особенного интереса. Образ «плохой девочки», хотя Саймону пока страшно в этом признаться, уже бередит его душу и сердце (вернее, оба сердца сразу), поэтому он рьяно бросается в отчаянную схватку, надеясь доказать себе и ей, чего он стоит. О, многого, поверьте. Не каждый опытный воин выстоит перед молотильщиком, не каждому удается заручиться поддержкой верных товарищей. Но ни один подлинный кроган, и об этом Саймон забывает, не будет заботиться о детеныше поверженного врага и не преподнесет возлюбленной найденную в снегах протеанскую безделушку — вещицу, которую сочтут сокровищем разве что романтик, археолог или ребенок.

Тема детства проходит сквозь «Разоренное гнездо» красной нитью. Игнатиус и Барейл вспоминают своих дочерей, Петр Михайлович разговаривает с женой о сыне. Они уже взрослые, состоявшие люди, разлученные со своими семьями или волей случая, или жестокими реалиями войны. Но главные герои серии, Саймон, Ферро и Сарен, сами еще дети. Это видно по тому, как они играют в охоту на диковинного зверя, как заламывают крутые виражи, до упора выкручивая руль броневика, как смеются, хорохорятся, шутят... Даже тучи раздвигаются, позволяя солнечным лучам пролиться на поверхность Дуара. Это один из немногих по-настоящему светлых и теплых эпизодов.

 

Интересные фактыПравить

  • Линия Саймона, взявшего опеку над молотильщиком, в дальнейших эпизодах не получает продолжения, зато важную роль в «И что-то страшное грядет», а также в «Монстрах из Ида» играет загадочная сфера, которую он находит в снегах и преподносит Ферро в качестве подарка-безделушки.
  • Отголоски разговора Петра Михайловича и его бывшей жены об их сыне впоследствии звучат в серии «Три девицы под окном...», где Семен появляется собственнолично.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.