ФЭНДОМ


Сквозь тернии
FirstEpisode

Сезон

первый

Номер

1

Сценарист

Джина Кренберри & Винни Б. Старк

Центральные персонажи

адмирал Михайлович и все-все-все

«Сквозь тернии» — пилотная серия «Улья», образующая не столько сюжетную, сколько смысловую арку с последними двумя эпизодами первого сезона — «К звездам, часть I» и «К звездам, часть II». Война, грозящая обернуться уничтожением всей разумной жизни в галактике, кладет конец распрям между ее обитателям, и теперь они берутся за оружие не для того, чтобы сражаться друг с другом, а в надежде дать отпор Жнецам. Совет Цитадели и командование Альянса Систем поручают адмиралу Михайловичу создание специального смешанного отряда…

СинопсисПравить

Адмирал Михайлович был уверен, что готов к любому вызову, который бросит ему война, еще со Скиллианского блица. Ему случалось отбиваться от превосходящих сил врага, вести в бой армады космических кораблей, жить в бункерах на каменистых астероидах, днями сидеть в засаде, вытаскивать из-под огня одних товарищей и обрекать на смерть других… Но чего он не ожидал — так это того, что в начале войны, когда его навыки и опыт как никогда нужны на передовой, начальство поручит ему маленькую команду, состоящий сплошь из инопланетян, и пожалует в качестве базы старый научный комплекс на ледяной планете вдали от театра военных действий. Планета, куда постепенно стягиваются будущие члены «Улья», встречает его метелью, а база — запустением. Глядя на витающую в воздухе пыль и дыры в стенах, адмирал быстро теряет надежду на то, что элитным его отряд назван не только на бумаге. Беглого знакомства с прибывшими достаточно, чтобы окончательно в этом удостовериться. Как прикажете защищать галактику, если все твои ресурсы — это жалкая горстка или плохо обученных, или недисциплинированных бойцов, которым не нашлось места ни в одном другом армейском подразделении?

Когда за окном становится белым-бело от снега, остается только смотреть новости и надеяться, что другие оперативники, значащиеся в списке, окажутся лучше нынешних. Адмирал снова и снова перечитывает личные дела своих подчиненных, пытаясь понять, какие прегрешение и проступки привели его в эту разваливающуюся халупу на краю мира, и наконец переводит взгляд со своего пада на голографический экран, где мелькают кадры из последних сводок.

Хотя обитатели планет, пока не тронутых Жнецами, еще находят силы делать вид, что живут по-прежнему, ни одно видео в экстранете не привлекает столько внимания, сколько новости с фронта. Ту же самую программу, что и адмирал, смотрит на Тессии молодой турианец Сарен, приехавший учиться по обмену. В конце концов он не выдерживает и со злостью срывает с руки инструментрон — в этот момент в нем окончательно крепнет, настоянное на событиях последних дней, решение добровольцем отправиться в армию, о чем он вскоре сообщает своему другу Саймону, молодому врачу-крогану. То ли в попытке доказать себе, что жизнь среди азари не изнежила его, то ли из желания поддержать товарища Саймон вопреки воле отца и мачехи объявляет о том, что они пойдут воевать вместе, плечом к плечу, словно родные братья, — и никак иначе. Единственным утешением для остро переживающих разлуку родителей становится их младшая дочь Мирала. Но прежде чем попрощаться с пасынком и его лучшим другом, матриарх Бэтор задействует все свои связи, чтобы новобранцев отправили не в одну из горячих точек, а в местечко побезопаснее; так Сарен и Саймон, сами того не ожидавшие, оказываются в элитном спецотряде «Улей».

Матриарх и не догадывается, что ее усилиями этих двоих забрасывает отнюдь не в самое благополучное подразделение. Адмирал Михайлович меж тем недавно познакомился с двумя прибывшими на базу агентами ГОР и после этого потерял всякую надежду на то, что война будет к нему милосердна: беспокойные и тщедушные на вид саларианцы Нерис и Фортран не производят впечатления отважных бойцов. Остальные подчиненные тоже как на подбор: солдаты Альянса Шеймус и Зои явно оказались в «Улье» потому, что обоих едва терпели в армии; единственная в отряде кварианка не только обладает скверным характером, но и повсюду водит за собой ручного гета; от бывшего священника следует ждать скорее молитв за упокой, чем метких выстрелов; чего ждать от вчерашней порноактрисы Ферро, ему не хочется и думать… Так что когда маленькой колонии, находящейся в соседней системе, требуется защита от мародеров, молодые турианец и кроган кажутся адмиралу не самыми скверными кандидатурами для этого задания. Он отправляет их в бой под командованием Игнатиуса, который делит с Шеймусом нелегкое бремя второго после Петра Михайловича звена в командной цепочке отряда.

Еще вчера — студенты, а сегодня — солдаты, Сарен и Саймон оказываются не столь хороши, сколь рисовало им воображение. Заботу о мародерах приходится взять на себя Игнатиусу, единственному, кто еще не успел разочаровать адмирала; Саймон едва справляется с оружием, а еще хуже — с мыслью, что ему предстоит убивать людей, а его лучший друг и вовсе оказывается ранен в сражении. Реалии армейского быта пока не по плечу им обоим.

Сарен приходит в себя в тесной клетушке медицинского отсека и в темноте различает личико склонившейся к нему Миралы, которая влажной тряпочкой отирает кровь с его лицевых пластин. Шепотом она признается, что не вынесла материнской опеки, подделала документы и сбежала сюда, к брату. Их негромкий разговор едва слышен за порывами ветра, за окном вздымающего непроглядную стену снега.

ЦитатыПравить

Шеймус. А нам будут платить — или мы здесь так, за еду работаем?
Зои. Кстати, я принесла вам сэндвич, сэр. С тунцом и салатом.
Шеймус. За такую еду не грех и поработать. (Жует.) Я бы даже за нее кого-нибудь убил.

~ ~ ~

Фортран (нервничая). А твой гет не опасен?
Ди. Разумеется, он опасен. До сегодняшнего дня я пребывала в иллюзии, что агенты ГОР — тоже.
Двести девятый. Саларианец имеет в виду нашу потенциальную враждебность в отношении других органиков, создательница.
Ди. Опасен и, увы, нечувствителен к сарказму.

~ ~ ~

Петр Михайлович. Новобранцы — и те курам на смех! Очередное доказательство того, что Совету свои щупальца и когти стоит держать при себе. Будь ты рядом, попросил бы меня ущипнуть покрепче. Может, всё это только дурной сон.
Мария Михайлович. Война хуже любых ночных кошмаров, сам знаешь.

~ ~ ~

Игнатиус. Что ж, могло быть и хуже.
Петр Михайлович (себе под нос). Оптимист, я погляжу.
Игнатиус. Прошу прощения, сэр?
Петр Михайлович (ворчливо). С большим успехом можно было набрать рекрутов из преступников, с которыми нам посчастливилось делить эту каменюку. Хоть оружие в руках держать умеют, не то что эти — молоко на губах не обсохло.
Игнатиус. Ваше назначение — еще не самая нижняя ступенька карьерной лестницы, адмирал.
Петр Михайлович. Ну точно оптимист. Или идеалист, еще хуже. У майорши, которая в этой колонии начальство из себя строит, а на деле штаны протирает, паек и то сытнее моего, несмотря на лычки.

~ ~ ~

Мирала (Сарену). Тебе правда не страшно? Мне иногда кажется, что во всем мире не осталось ничего, кроме этого снега. Что он никогда не кончится — так и будет идти, идти, пока не засыпет меня, и тебя, и всех...

Комментарии сценаристовПравить

Может быть, кому-то покажется, что мы решили сделать научно-фантастический боевик; другие решат, что нам не дают покоя лавры создателей космоопер. На самом деле «Улей» — история о людях и о войне. Несмотря на то, что многие наши герои — инопланетяне, а действие происходит на других планетах, история очень старая и очень простая. Каждому из них военное время задает вопрос: кто ты? Каждый вынужден ответить. Кто-то сквозь тернии карабкается к звездам. Кто-то — падает, цепляясь за колючки.
 

Интересные фактыПравить

  • «Сквозь тернии» вдвое длиннее обычных эпизодов: в ней 90 минут.
  • Когда Михайлович просматривает на паде документы на своих оперативников, можно заметить, что в «Улье» предполагалось присутствие обслуживающего персонала — йомена-ханара, завхоза-элкора и врача-человека. Они не то потерялись в пути, не то были отправлены на более хлебные места; так или иначе, адмиралу и его подопечным приходится справляться своими силами.