ФЭНДОМ


Старые распри
Old-grudges

Сезон

первый

Номер

5

Сценарист

Винни Б. Старк

Центральные персонажи

Зои, Чатка

«Старые распри» — эпизод первого сезона, в котором между некоторыми членами «Улья» назревает раскол. Организовывая программу, целью которой было объединение представителей разных народов перед лицом общей угрозы, Совет рассчитывал, что различия помогут им стать сильнее. Но идиллия разбивается о непростой быт на Дуаре: тем, кого связывают старые счеты, предстоит проделать немалый путь, чтобы ужиться друг с другом.

СинопсисПравить

Если верить адмиралу Хакетту, суровое лицо которого то и дело мелькает в новостях всех телеканалов, война не только стерла в пыль корабли и сожгла города; в горниле ее выплавились узы товарищества, накрепко связавшие солдат, еще вчера бывших друг другу совершенно чужими. Этим узам, что крепче любой брони, не страшно любое испытание, уготованное судьбой; благодаря им рано или поздно будут повержены Жнецы.

Увы, Петр Михайлович слишком стар и опытен, чтобы принимать подобные речи за чистую монету. Не понаслышке знакомый с изнанкой Альянса, он догадывается, что красивые тексты пишет косноязычному адмиралу спичрайтер, а свежесформированные отряды вовсе не так сплочены, как того хотелось бы офицерам. Что уж говорить об «Улье»! Полный тревог, предубеждений и тщательно скрываемой неприязни, «Улей» нестабилен, как биотическая сингулярность перед взрывом, и детонирует ее — Чатка. Его неосторожная шутка о рабовладении выводит из себя обычно сдержанную Зои, царапает слух Сарена и возвращает Игнатиуса к мысли о том, что наемники, особенно батарианцы — не лучший сорт обитателей Галактики.

Распространясь со скоростью лесного пожара, ссора охватывает всех рядовых, собравшихся в столовой на ужин: с работорговли разговор на повышенных тонах перескакивает на кварианцев, эксплуатировавших гетов в давние времена, а потом и на генофаг, до сих пор вызывающий резонанс в галактическом обществе. Рассыпается хрупкое единство команды, и даже те, что не принимали участия в споре, чувствуют себя отчужденными от прочих.

Понимая, что Зои нужно хоть на время покинуть душную атмосферу «Улья» и глотнуть свежего воздуха, Шеймус согласовывает с Петром Михайловичем внеочередную миссию, но рутинное задание — объехать две коммуникационные вышки и проверить, в порядке ли оборудование — превращается в боевое, когда солдат вдруг осаждает отряд «Цербера». Поскольку покинуть вышку равносильно самоубийству, Зои и Шеймусу остается ждать, пока «Улей» придумает и осуществит спасательную операцию. Тогда же Зои признается, что с трудом переносит Чатку, так как ее родители пропали во время батарианского рейда и были, скорее всего, проданы в рабство.

План «Улья», тем временем, не заставляет себя долго ждать: заметив неподалеку от основной группы «церберовцев» боевую машину класса «Атлас», Ди вызывается ее саботировать. Пока голографическая ловушка Фортрана отвлекает внимание на себя, а пилот сражается с вышедшим из-под контроля управлением, Чатка должен забраться на шагоход сзади, выбить стекло и, убив пилота, занять его место. В сражении с «церберовцами», превосходящими отряд «Улей» числом и огневой мощью, грозный «Атлас» даст неоспоримое преимущество.

Увы, гладко все лишь на словах; на деле же рука Фортрана дрожит, и лишний зажигательный заряд, посланный им в «Атласа», детонирует бак с топливом. Чатку отбрасывает взрывной волной.

Ключевую роль в последующем сражении играют опытный Игнатиус, а также Барейл и его верная спутница — тяжелая снайперская винтовка. После того как спасательная операция приходит к победному завершению, контуженного Чатку навещает в медотсеке неожиданный визитер — Ди. Становится ясно, что их дорожки пересекались еще до «Улья», и расстались наемники отнюдь не друзьями: Ди сухо уверяет батарианца в том, что взрыв «Атласа» был несчастным случаем, а не попыткой свести с ним, Чаткой, счеты.

Приоткрывшийся было над прошлым геров занавес тут же опускается обратно. Ди больше не заходит в медотсек, Зои надевает привычную маску сдержанности, и в «Улье» возвращается все на круги своя — по крайней мере, так кажется со стороны.

ЦитатыПравить

Игнатиус. При всем уважении, ты не знаешь, что такое свой дом и своя семья, которую поклялся защищать. Если бы ты был женат...
Чатка. Я бы купил своей женщине хорошего раба.

~ ~ ~

Нерис. Без обид, Саймон. То, что я за генофаг, не значит, что я к тебе отношусь плохо.
Саймон. Конечно. Когда я паука прихлопываю, я тоже к нему плохо не отношусь.

~ ~ ~

Игнатиус (сомневаясь, опустить ли руку Фортрану на плечо). Бывает. Я лет в семнадцать на карте такой курс по пересеченной местности заложил, что наш отряд из переделки вообще чудом выбрался… По горам уходили.
Фортран (нервно). Недочет, ошибка. Ранее не встречал «Атласов» на поле боя. Ранее тренировался с другими мишенями. Не повторится.
Игнатиус. Это твое «ранее»... оно вообще долгим было?
Фортран (уходя в глухую защиту). Стандартная подготовка в ГОР. Возможно, короткая по меркам долгоживущих рас, считается достаточной по саларианским.
Игнатиус. Говорят, ваши обучающие программы очень эффективны. Нам бы здесь такую... Так что если поделишься подробностями — будет польза общему делу. (Пристально смотрит на Фортрана, вздыхает.) Но, я догадываюсь, мы это отложим до лучших времен.

~ ~ ~

Чатка. Надо же. А когда-то ты хотела видеть в моем черепе дырку от пули.
Ди. Передумала. Слушай, если бы я собиралась тебе навредить — медотсеком бы дело не ограничилось.
Чатка. Брось. Мне и в голову не приходило, что ты намеревалась забить последний гвоздь в крышку моего гроба. Ответственные девушки так не поступают, когда их товарищи в беде.
Ди. Они мне не товарищи.

~ ~ ~

Ди. Рада, что недоразумения остались в прошлом. Не хочется лишний раз его ворошить.
Чатка (усмехаясь). И правда что: старым распрям здесь не место.
Ди. «Здесь»? Ты говоришь о войне?
Чатка. Нет, война — это там. (Кивает в сторону выключенного монитора.) А «здесь» — это в «Улье», на краю галактики. Как изволила раз выразиться Зои, пока Михайлович ее не слышал, «в этих мерзлых галактических ебенях».

Комментарии сценаристовПравить

В первом варианте сценария Чатка благополучно забирался в «Атлас», чтобы пафосно и смело прорваться к Шеймусу и Зои через вражеские ряды. По-моему, финальный вариант куда лучше: бдыщ, бум, «Атлас» — в клочки, Чатка — без сознания, Фортран — в состоянии, близком к панике, адмирал Михайлович, как обычно, недоволен, а вместе с ним и зрители, которые уже успели вообразить себе Чатку в роли благородного спасителя, а Зои — в роли трагического героя, глядящего на мир сквозь призму своего прошлого... Ха! Люблю такие повороты сюжета.
 

Интересные фактыПравить

  • В некоторых сценах заметно, что на левом бедре «Атласа» черным маркером нарисованы какие-то абстрактные фигуры. Вблизи в них можно разглядеть большого доброго робота, который катает маленькую девочку на плечах, и поле ромашек. Этот рисунок сделала дочь одного из гримеров, когда ее оставили без присмотра; проделка прошла незамеченной, и художества заметили только после выхода серии на экран.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.