ФЭНДОМ


Хотя в разгаре съемки последних серий сезона, нашему корреспонденту Кейси Уолтерсу под благовидным предлогом удалось злоупотребить свободным временем мисс Кренберри и завести беседу на тему, которая не оставит поклонников равнодушными.Только сегодня и только на страницах журнала «Просто жизнь» мы раскрываем подноготную романтической составляющей одного из самых популярных сериалов десятилетия.

— Мисс Кренберри, не секрет, что вы недолюбливаете фанатское творчество. Почему?

— Да только взгляните на него! Две трети фиков, которые мне попадаются, посвящены тому, как один персонаж ходит вокруг другого, смотрит на него голодными глазами, а потом наконец затаскивает в койку. Что, говорите, я сама такие сценарии пишу? (Пролистывает распечатки.) Да, и правда, не без греха… Но нам с Винни можно: мы, по крайней мере, не расписываем в подробностях, как Чатка внезапно зажимает Преподобного в темном углу.

— К вопросу о Чатке: вам не кажется, что жестоко окружить персонажа, не склонного к ксенофилии, сплошь девицами-пришельцами? Ведь идет война — и как перенести все ее тяготы без бессмертного «Love will keep us alive»?

— Как ни странно, Ди думает о том же самом. На свой лад, конечно: ее ведь не назовешь романтичной особой. Чатка кажется ей весьма привлекательной кандидатурой для того, чтобы развеяться (или развлечься, или утешиться, или посходить вдвоем с ума — по обстоятельствам), и когда наш маленький компьютерный гений видит, как в бою он сносит врагам головы одним уверенным ударом… ей раз за разом приходится напоминать себе, что они друзья, причем без принижающего эту дружбу «всего лишь». Платонические отношения между мужчиной и женщиной — и она умеет ценить это — вообще вещь особая и крайне деликатная.

— Вы говорите по личному опыту?
Dee Chatka2 romance

Ди и Чатка на Дуаре

— Что вы. Как всякий уважающий себя писатель, я вру.

Понимаете ли, Ди и Чатка вряд ли бы стали друзьями при других обстоятельствах. Ди сама по себе не слишком расположена к дружескому общению, у Чатки нашлись бы более подходящие кандидаты… Но в условиях войны, когда оба они оказались без дома и надежд на будущее, эти двое разделяют нечто гораздо более важное — ответственность друг за друга.

— Мне кажется, кварианки из-за своей уязвимости часто вызывают желание позаботиться о них. Взять, например, Игнатиуса и Виту

— О, Игнатиус, как вы знаете, немного шовинист. Для времени, в котором он живет, для турианского общества, его воспитавшего, это взгляды довольно нетипичные. Он хотел бы видеть, как женщины сидят дома, ждут своих мужчин и пекут пироги. У него за плечами двадцать с лишним лет брака, и каждую минуту его жена и дочери чувствовали себя как за каменной стеной. Вита же, как Игнатиус с удивлением обнаруживает, нравится ему как равная. Она столь же умна, сколь и сдержанна, столь же внутренне сильна, сколь женственна, и с каждым днем он увязает в болоте этой женственности всё глубже и глубже.

— Но его жена и дети — большое препятствие для их отношений.

— Почти непреодолимое. Понимаете ли, Игнатиус — образцовый турианец, пожалуй, даже чересчур. Семья, долг и честь — вот три столпа, на которых его жизнь строилась десятилетиями. А Вита, хотя она искренне любит его, способна разрушить их все.

— Так что, пожалуй, наиболее здоровые отношения получились у Саймона и Ферро.

— По правде говоря, я бы не стала называть ниточки, протянутые между остальными нашими героями, именно отношениями. «Улей», чего доброго, стал бы напоминать оперу не космическую, а мыльную, а у нас с Винни аллергия на щелочь.

Возьмите, к примеру, Шеймуса и Зои, посмотрите на их отношения в «Холоде»: кто рискнет сказать, романтическая связь между ними, дружба, товарищество; братья они по оружию или будущие любовники? Ни в одном языке мира нет слов, чтобы описать подобные отношения.

Так что Саймон и Ферро — единственный очевидный… как вы это называете?.. пейринг. Она — в прошлом порноактриса, звезда самых горячих фильмов на просторах Млечного Пути, он — застенчивый кроган с замашками интеллигента и тайной страстью к «плохим девочкам»; путь их друг к другу будет долгим, но когда у вас в запасе почти тысяча лет, месяцы и даже годы перестают иметь значение. Да, сначала, когда Саймон смотрит на Ферро, у него перед глазами встают кадры из эротических (или, будем честны, откровенно порнографических) видео… Но проходит совсем немного времени — он смотрит на нее и думает, что хочет построить для этой женщины дом, посадить сад, достать с неба звезду.

— Его младшей сестре Мирале в делах любовных повезло, похоже, куда меньше.

— Как и Сарену. Вот вам подробность, которую вы не узнаете из сериала: хотя их связь тянется еще с Тессии, они никогда сливают разумы в так называемом объятии вечности, принятом у азари. Иногда меня спрашивают: Мирала отправилась на войну, чтобы не разлучаться с ним?.. Возможно. Однако именно война разлучает их, в действительности и не бывших вместе, по-настоящему. Они спят друг с другом, по обоюдному молчаливому согласию не афишируя это, но голый секс, в котором нет ни любви, ни какой-то особенной страсти, а только немного нежности и бездна отчаяния, вряд ли способен внести в жизнь двух людей, пытающихся найти себя, что-то кроме лишней сумятицы. Что Сарен чувствует к Мирале? По всей видимости, почти ничего. Что чувствует Мирала к нему? Этого я вам не скажу. Погадайте-ка сами.

— Вам удалось выписать таких персонажей, что поклонникам доставляет удовольствие составление и других, подчас самых необычных, пар. Например, вашему покорному слуге недавно доводилось читать фанфик про тайные отношения Ферро и Петра Михайловича

— Об этих извращениях вам лучше расскажет мой коллега Винни. Подозреваю, что за некоторым из них стоит он сам. Да, разумеется, ежедневно на свет появляются десятки всевозможных слэшей и фемслэшей по «Улью». Я себя ими не травмирую — и вам не советую. Двести девятый/Саймон/Игнатиус — это уже, знаете ли, за гранью добра и зла.