ФЭНДОМ


Саймон Ракат
Szymon

Раса

кроган

Возраст

221 год

Родина

Тессия

Специализация

машина смерти, полевой врач

Статус

рядовой спецотряда «Улей» (2186)

Из всех кроганов, которые когда-либо рождались на свет, Саймон, возможно, самый необычный. От смеха его содрогаются стены, от ударов — крошатся зубы врагов; он огромен настолько, что порой застревает в проходах, и внешне свиреп, но на самом деле интеллигентен, хорошо воспитан и даже застенчив.

СемьяПравить

Тучанка редко бывает милосердна к побежденным, и когда отец Саймона потерял в сражении весь свой клан, последним из Ракатов пришлось покинуть планету. Саймон был еще очень мал, поэтому родной мир кроганов ему почти не запомнился, — зато в его памяти навсегда остался гигантский туристический лайнер, где отец, работая охранником, повстречал прекрасную азари, вскоре ставшую его супругой. У Саймона появилась новая родина — Тессия. Там, в огромном мегаполисе, культурном и научном центре планеты, родились его сестрички-азари — Эллес, Сафия и Мирала.

БиографияПравить

До вступления в «Улей»Править

Мачеха Саймона во что бы то ни стало вознамерилась дать приличное образование не только родным дочерям, но и пасынку. Будучи женщиной властной, она легко подчинила течение жизни в семье своим принципам и всех четверых (а скорее, пятерых, включая мужа) воспитывала в строгости и благочестии. Саймон учился в престижном колледже самых строгих правил, потом поступил в университет и принялся с энтузиазмом постигать азы медицины. Война застала его в ординатуре. Недолго думая, он решил последовать примеру своего лучшего друга Сарена и отправиться на фронт. Отец негодовал, боясь за сына, но втайне им гордился, а мачеха без лишних слов взяла бразды правления в свои руки и устроила так, чтобы Саймон оказался в элитном спецотряде «Улей».

В «Улье»Править

Thessia
Саймон, пожалуй, один из немногих членов отряда, не догадывающихся, что «Улей» не так уж элитен, как положено. То ли он слишком наивен, то ли просто зрит в суть вещей, но братья по оружию все как один кажутся ему отличными боевыми товарищами. Он искренне наслаждается их обществом и вообще с готовностью находит в окружающих всё новые и новые достоинства.

Он с одинаковым успехом посвящает себя и битвам, и врачеванию ран товарищей, ухитряясь совмещать солдатское ремесло с навыками, приобретенными за годы обучения. Но жестокие реалии войны пробуждают в Саймоне давно спавший кроганский нрав, и в какой-то момент («Благими намерениями») он обнаруживает, что убийствами наслаждается больше, чем занятиями медициной.

Личные отношенияПравить

Саймон очень благодушен и с большой теплотой относится к друзьям, к числу которых причисляет всех, кто хоть немного ему симпатичен, а симпатичны ему многие: зачастую его воображение склонно рисовать людей лучше, чем они есть на самом деле. Он один из немногих, кто не сторонится Двести девятого, прекрасно ладит с Ди и может рассчитывать на взаимность с ее стороны; несмотря на болезненную для кроганов проблему генофага, не испытывает сложностей в общении с саларианцами и турианцами, а уж их дружба с Сареном, зародившаяся в университете на Тессии, вошла в местные легенды.

Гораздо большие проблемы у Саймона на фронте романтическом. Он воспитывался в строгости и потому имеет весьма специфические представления о взаимоотношениях полов, почерпнутые в основном из книг по медицине и художественной литературы. Сарен взялся за устранение досадных пробелов в образовании друга и подсунул тому собственноручно подобранное порно, но урок не возымел успеха. Даже наоборот: впоследствии жизнь Саймона в «Улье» существенно усложнилась, когда он понял, что служит в одном отряде с главной звездой этих фильмов — Ферро. Он долго мучился то смущением, то стыдом, а когда наконец понял, что влюблен в нее без памяти, начал страдать в десять раз сильнее прежнего.

Интересные фактыПравить

  • Как и положено всякому порядочному интеллигенту, Саймон много читает. Завершает он свой образ крогана-интеллектуала регулярным просмотром глубоко артхаусного кино, которое сам не всегда понимает.
  • Втайне от окружающих растит неподалеку от базы «Улья» детеныша молотильщика.
  • Саймон — большой сластена. Когда ему грустно, он ест сладкое. Когда грустно кому-нибудь другому, он пытается помочь в первую очередь шоколадками, свято веря в их лекарственную силу, и только потом — разговорами.

Избранные цитатыПравить

  • Знаешь, ни в одном из кроганских языков нет слова «врач». Слабого детеныша шаманы отдают на растерзание диким зверям. Раненого воина, который станет калекой, добивают товарищи. Поэтому отец бурчал, когда я пошел учиться. И поэтому он никогда не пьет таблетки от головной боли.

— Сарену («Сквозь тернии»)