ФЭНДОМ


…давным-давно в далекой-далекой галактике…

…исследуя незнакомые миры в поисках новых форм жизни и новых цивилизаций...

Впрочем, нет, погодите-ка.

Это ведь из других опер, хотя тоже космических.

Впрочем, нет, погодите-ка. Это ведь из других опер, хотя тоже космических.

Нам казалось, что век космоопер безвозвратно закончился, а критики единогласно пророчили «Улью» провал, но публика приняла сериал с большим энтузиазмом: первые же серии собрали невероятную по размерам аудиторию. Сегодня «Улей» может похвастаться огромным фандомом, где регулярно проводятся лихие кинк-фесты, преданными фикрайтерами и регулярными конвентами, не говоря уже о заоблачных рейтингах.

В чем причина такой популярности? Не берусь сказать. Может быть, люди соскучились по тем временам, когда пришельцы были нередкими гостями на нашем телевидении. Может быть, их — или, вернее сказать, нас, потому что ваш покорный слуга в числе первых торопится к экрану субботним вечером — покорило мастерство сценаристов, выписывающих сюжеты на стыке военной драмы и научной фантастики, но не забывающих о юморе. Так или иначе, «Улей», похоже, намеревается стать «Стар Треком» нового времени: он впитал все достоинства своего прародителя, но принес современный накал в традиционные для космоопер конфликты.

Недавно друг, не слишком жалующий подобное, как он выразился, «мыло», спросил: ну и о чем это?

Отвечаю.

Сериал представляет собой ответвление популярной некогда игры «Эффект массы» и повествует о нелегких буднях спецотряда «Улей», сплотившего людей и инопланетян со всех концов галактики. Под командованием желчного старого вояки адмирала Петра Михайловича они теснят вражеские войска, сражаясь против непобедимых Жнецов. Единственная ставка в этой войне — выживание.

Я вижу, ты зеваешь, мой друг. Но не спеши с выводами! Просто присоединяйся ко мне в следующую субботу — и ты увидишь, что эта фабула — лишь фон для увлекательных приключений, драматических конфликтов и любовных историй, бушующих в улье.

Мак Хадсон, «Космооперы умерли, да здравствуют космооперы!»,
The New York Times